Рік після анексії: Крим очима корінного жителя

Весь  тиждень – з 16 по 21 березня – кримчани відзначають першу річницю так званого «возз'єднання з Росією». Сьогодні, 18 березня, в Криму – офіційний вихідний. Рівно рік тому в цей день у Москві відбулося підписання міждержавного договору про прийняття Криму та Севастополя до складу Росії. Договір був підписаний вже через 2 дні після оголошення результатів так званого «референдуму про статус півострова». Про сам процес «волевиявлення народу» сказано не мало, однак головний сумний результат для України та її громадян полягає в тому, що як і рік тому, так і зараз кримчани в більшості своїй залишаються задоволеними своїм рішенням про «повернення в рідну гавань».

У річницю анексії журналістам системи народного контролю «Слово і Діло» вдалося почути найсвіжіші враження від місячного перебування на півострові корінного жителя Ялти, який рівно рік тому покинув півострів, не бажаючи ставати частиною «русского мира». Анатолій (прізвище не розкриваємо на прохання інтерв'юйованого - Авт.), чиї батьки і родичі залишилися жити в окупованому Криму, проживши на півострові 30 років, ні краплі не шкодує про своє рішення покинути рідний дім, хорошу роботу і разом з дружиною і дитиною оселитися в одному з провінційних міст в центральній Україні. У розмовах він часто тепло згадує про Крим, однак підкреслює, що ніколи не мав ілюзій з приводу настроїв кримчан задовго до анексії, а зараз точно так само розуміє, що легко на материковій Україні йому і його родині не буде. До окупації Анатолій працював викладачем в одному з університетів Криму. Після референдуму вже російська влада пропонувала йому просування по кар'єрних сходах, хороші прибутки та інші перспективи – для цього потрібно було лише прийняти громадянство Росії, визнавши «нову владу». Цієї зими Анатолій змушений був відправитися в Крим у сімейних справах, а після повернення в Україну відповів на запитання «Слова і Діла».

СиД: Попасть в Крым сейчас непросто – есть трудности с логистикой. Каким путем вы добирались на полуостров, что для этого нужно было сделать?

А: С конца 2014 года, после прекращения железнодорожного сообщения с полуостровом, попасть туда стало довольно проблематично. Тем не менее, не знаю ни одного случая среди знакомых, чтобы не получилось выехать или въехать. Попасть в Крым на сегодняшний день можно двумя способами: поездом до Новоалексеевки, потом на авто, либо же на авто до Чаплынки, Перекопа и т.д. Я взял такси в Новоалексеевке, и за 350 грн (это была середина февраля) меня довезли до Симферополя. В очереди на таможне пришлось простоять 7 часов. Ни на украинской, ни на российской границе мой багаж не досматривали, так что теоретически я мог провезти все, что угодно. В середине марта, возвращаясь из Крыма, меня ожидал сюрприз. В кассе на автовокзале меня уверяли, что автобус по маршруту до Кривого Рога курсирует следующим образом: до границы едет один автобус, после прохождения таможни забирает другой и везет до Кривого Рога. На деле оказалось, что после границы автобуса не существует, только такси.

СиД: Как поменялось отношение крымчан к Украинскому государству за последний год? В худшую или лучшую сторону? Говорят ли вообще о возможном воссоединении с Украиной в будущем?

А: В целом, отношение крымчан к Украине не изменилось. Долгие годы большой процент людей, особенно старшего поколения, совершенно искренне мечтал «вернуться в родную гавань». Да и молодежь довольно пассивна в политическом плане. Сложно говорить о каком-то воссоединении с Украиной, которая год назад откровенно «слила» Крым и сегодня не делает никаких конкретных шагов, направленных на восстановление своей территориальной целостности в крымском направлении. Россия ведет активную пропаганду в абсолютно всех сферах, направленную на формирование всесторонней ненависти ко всему украинскому, европейскому, американскому... Ко всему не российскому!

СиД: Как, по вашим наблюдениям, идет подготовка к туристическому сезону? Ожидается ли в этом году ситуация с туристами лучше, чем в прошлом?

А: Замечательный вопрос. Многие пытаются сделать анализ данной сферы за последний год, но, объективно, это невозможно. Все дело в том, что Россия со своей стороны заявляет, что все санатории заполнены на 100% даже зимой, летом же подается картинка многолюдных пляжей и т.п. Как коренной крымчанин, могу заверить, что летом пляжи в Крыму будут заполнены всегда, что бы не случилось. За все санатории ручаться не могу, но на южном берегу Крыма, если зимой есть 10%, то это хорошо.

СиД: Сильно ли заметна милитаризация Крыма: присутствие военных, появление новых военных объектов (блокпосты, тяжелое оружие и т.п.)?

А: Еще летом 2014 года, путешествуя по окрестностям Севастополя, сразу бросилось в глаза огромное количество военных КАМАЗов, содержимое которых осталось загадкой. В этот раз особой милитаризации я не заметил. Впрочем, очень заметно увеличилось количество полиции на улицах городов и на дорогах.

СиД: Каково отношение крымчан к российским властям? Изменилось ли настроение за последний год?

А: Крымчане по-прежнему не то чтобы уважают, скорее, почитают российскую власть. Многие знакомые отмечали день рождения Путина.

СиД: С точки зрения потребителя, как бы вы оценили качество продуктов питания, прочих товаров? Откуда в основном идут поставки в Крым? Как изменились цены на продукты питания?

А: В Крыму остались украинские магазины (сети «АТБ», «Фуршет», «Сильпо»). Но даже в них 90% товаров из России, в основном из Краснодарского края. Вообще, сегодня в Крыму сложно найти что-нибудь не кубанское. Как по мне, качество большинства российских товаров по сравнению с украинскими оставляет желать лучшего. Что касается цен, я приехал в Ялту в середине февраля и уехал в середине марта. Даже за этот месяц цены выросли в среднем на 15%. Ассортимент стал намного меньше.

СиД: Что изменилось в работе местных органов власти в Крыму?

А: Абсолютно все в один голос отмечают, что стало больше бюрократии на всех уровнях. Лично я ездил в Крым по делам, связанным с недвижимостью. В России у каждого объекта недвижимости существует кадастровый номер, который отображен в кадастровом паспорте, без которого невозможна ни одна операция. Так вот, сегодня данный документ делается в Крыму примерно за 8-10 месяцев. Очередь на его получение по несколько тысяч человек. И если у человека нет выходов на кого-то, кто бы сделал это быстрее, у него просто связаны руки и он ничего не может сделать со своим имуществом.

Еще одной характерной чертой документооборота является наличие ошибок практически в каждом втором документе. Такое ощущение, что с документами работают люди с ограниченными возможностями. Те чиновники, которые еще год назад прекрасно работали с документами на украинском языке, сегодня делают вид, что никогда не знали украинского и не понимают его, не могут ничего перевести.

СиД: Стали ли зарплаты для крымчан выше? Сколько в среднем зарабатывают работники бюджетной сферы? Представители каких профессий стали получать больше?

А: Естественно, зарплаты стали выше. Было очень хорошо весной и летом 2014 года, когда зарплаты повысили, а цены оставались украинскими. Сейчас ситуация поменялась кардинальным образом. В среднем, зарплата работника бюджетной сферы около 10 тысяч рублей (у тех, с кем я общался). У моих родителей пенсия 7-8 тысяч. В соотношении с сегодняшними ценами это не намного лучше, чем в Украине, в некоторых случаях даже хуже. Не могу сказать за всю бюджетную сферу, но двум знакомым второй месяц задерживают зарплату (кочегар в котельной и уборщица в школе).

СиД: Ваше общее ощущение от Крыма: что больше всего изменилось? Что больше всего произвело впечатление?

А: Как по мне, не поменялось абсолютно ничего. Крым – специфический регион. Крымчане – в большинстве своем люди пассивные с низкой политической культурой. Многим из них по большому счету все равно, где они будут жить, лишь бы зарплату, пенсию, стипендию платили вовремя. Кстати, о стипендиях: если в Украине студент может худо-бедно, но прожить на стипендию, то в России ее размер настолько ничтожен, что существование студентов без посторонней помощи оказывается под большим вопросом.

Год назад было много обещаний со стороны России по финансовым вливаниям в те или иные сферы. Практически ни одно обещание не выполнено. Лишь тотальная «национализация», т.е. откровенное воровство. Но разница в том, что советская власть когда-то национализировала объект и оставляла его себе, якобы народу. Крымские власти пошли дальше: они «национализируют» и перепродают «национализированное».

Інтерв'ю записав Олександр Радчук, спеціально для «Слово і Діло»